Диагностическая эффективность метода выбора задачи

Диагностическая эффективность метода выбора задачи для изучения уровня притязаний у разных по успевае­мости категорий учащихся младшего школьного возраста была апробирована также и нами. Были проведены две серии опытов: одна  на учебном, другая  на неучеб­ном материале.

Задания, вошедшие в учебную серию, составлены на программном (уже изученном) материале по арифмети­ке. Для каждого класса подобраны три разные по степени трудности категории задач: легкие, средние и трудные. По тому, какая по степени трудности задача каждый раз выбиралась, составлялась кривая, характеризующая сте­пень устойчивости уровня притязаний у детей с разной успеваемостью и с разной самооценкой (диагностирован­ной по указанным выше методикам).

Вторая серия опытов, проведенная с этими же испы­туемыми, построенная на неучебном материале, состояла в том, что дети должны были из частей куба Кооса со­ставить по заданным образцам орнаменты. По аналогии с учебной серией эти орнаменты были также разделены на три разные по степени трудности группы. Орнаменты первый и второй были для составления самыми легкими, третий и четвертый  средними, пятый и шестой самы­ми трудными.

В этих опытах мы намеревались проследить степень устойчивости уровня притязаний, широту его диапазона; выяснить, имеется ли связь между притязаниями в одной области с притязаниями в другой, существует ли перенос притязаний, сложившихся в одной области, в другую.
Результаты опытов по выбору учебной задачи. Полученные материалы показали, что никто из учащихся I и II классов, даже из числа самых слабых, не остановил свой выбор на легкой задаче. Отлично и хо­рошо успевающие выбрали для решения самые трудные задачи; преобладающее большинство слабоуспевающих выбрали задачи средней трудности; большинство средне- успевающих  трудные задачи. Такой выбор свидетельствует о том, что все категории учащихся, в особенности средне- и слабоуспевающие, осуществили первый выбор с некоторым «запросом», игнорируя в известной мере учительскую оценку.

Мотив, который лежал в основе этого выбора, легко выяснялся из бесед с учащимися в конце эксперимента. На вопрос: «Почему ты выбрал трудную задачу?»  обыч­но следовал ответ: «Легкую неинтересно, хочу испробо­вать свои силы на трудной».

Материалы, полученные в этом же эксперименте с учащимися III и IV классов, показывают, что здесь от­лично и хорошо успевающие ученики предпочли задачи самые трудные. Почти без изменений действовали также среднеуспевающие: большинство из них в первом выборе взяли трудную задачу. Зато существенный сдвиг в оценке своих возможностей и уровне притязаний произошел у де­тей отстающих, слабоуспевающих. В I и II классах никто из учащихся этой категории не остановил свой первый выбор на легкой задаче. В III же классе учащиеся, сде­лавшие такой выбор, составили одну третью, а в IV уже три четверти из общего количества слабоуспе­вающих.

Таким образом, проведенный эксперимент показал, что первый выборвесьма эффективный прием, выявля­ющий уже сложившийся у субъекта уровень притязаний. Диагностическая эффективность этого приема подтвер­ждается также тем, что результаты, им выявляемые, очень тесно коррелируют с теми, которые были получены нами относительно самооценки этих же детей, изученной другими методами.

Результаты опытов по выбору неучеб­ной задачи. Как уже отмечалось выше, серия опытов, построенная на неучебном материале, преследовала цель выявить, существует ли связь между притязаниями субъ­екта в одной области с притязаниями в других сферах деятельности. Результаты оказались следующими. Отлич­но и хорошо успевающие дети, которые в серии опытов на учебных задачах выбрали задачу средней трудности, в этой серии выбирали преимущественно задачу легкую, те же, которые в первой серии выбрали для решения труд­ную задачу, в неучебной остановили свой выбор на зада­че средней трудности. Как выяснилось из дополнитель­ных материалов, произошло это из-за опасения снизить уровень, которого они уже достигли в своей учебной деятельности, из-за боязни не получить здесь уже став­шей для них привычной высокой оценки.

Приводим характерную выдержку из беседы с испы­туемым IV класса Сашей Г.

Экспериментатор. Оказалось, Саша, что ты легко составил самый сложный орнамент. Почему же ты сначала выбрал более легкий рисунок? Из арифметических задач ты выбрал самую трудную, а из рисунков  только средний по трудности. Ты можешь объяснить, почему так произошло?
Испытуем ы й. Задачи по арифметике были знакомые, мы недавно такие решали, и я был уверен, что сумею решить трудную. А в кубики я уже давно не играл, не знал, сумею или нет. Поэтому я решил, что лучше выберу полегче и справ­люсь, чем возьмусь за трудный и не справлюсь.
Такого же типа ответы на этот вопрос были получены и от других отлично и хорошо успевающих детей, выбрав­ших в учебной серии трудную, а в неучебной  среднюю задачу. Следовательно, средняя задача в этих случаях выбиралась не из-за снижения уровня притязаний вслед­ствие пережитого до этого неуспеха. Наоборот, средняя задача выбиралась после того, как была успешно решена трудная. Избиралась же она для того, чтобы избежать неудачи, удержать позицию «справляющегося», которая от класса к классу для хорошо успевающих детей стано­вится все более привычной и приобретает для них все большую ценность.

Сложная опосредованность процесса выбора задачи уровнем притязаний личности иллюстрируется также материалами, полученными в опытах с двумя другими по успеваемости категориями учащихся  средними и сла­быми. В учебной серии первый выбор двух третей среднеуспевающих детей пал на задачи трудные, а одной трети на задачи средней трудности. Во второй, неучебной, серии это соотношение сохранилось.